Война ещё не окончена…

11 ноября 2018 года весь мир отметил столетний юбилей со дня окончания Первой мировой войны. Главные мероприятия, конечно, проводились в Париже, где в них приняли участие более семидесяти глав государств мира, в том числе и президент России Путин. Различные мероприятия проводились в различных российских регионах, в том числе в Калининградской области.

Так, в ближайших окрестностях города Нестерова 11 ноября были проведены целых две акции. Традиционно было проведено памятное мероприятие на крупнейшем в России воинском мемориале Первой мировой войны «Маттишкемен» вблизи поселка Совхозное, где покоятся более тысячи российских и германских воинов, павших в Гумбинен-Гольдапском сражении. Кроме того, памятная акция, организованная волонтерским движением холдинга «Технополис GS», состоялась в поселке Фурмановка Нестеровского района. Меня приглашали принять в ней участие, но время проведения было организаторами выбрано совершенно неудачное для священника, который в воскресный день в первую очередь должен служить Божественную литургию, и только после этого может заниматься иными делами, даже очень важными. Пришлось вежливо отказаться, несмотря на определенную причастность к благоустройству этого воинского захоронения.

В 2015 году на портале «Эксклав.ру» была размещена моя статья «Воинское захоронение Фурмановка (Каттенау). Поручение президента выполнено?»[1] Речь в ней шла о том, что ответственные чиновники, которые были обязаны поставить это воинское захоронение на учет, саботируют выполнения поручения президента. Попутно я рассказал об истории этого захоронения.

На кладбище вблизи поселка Фурмановка, принадлежащем семье местных помещиков фон Ленских, были погребены 37 воинов Русской императорской армии, погибших 7/20 августа 1914 года в Гумбинен-Гольдапском сражении. Шесть православных крестов из армированного бетона, установленные на их могилах, к девяностым годам были разбиты местными вандалами на мелкие куски.

Надземные следы воинского мемориала практически исчезли. Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы с помощью старых немецких карт найти это воинское захоронение. Германский народный союз по уходу за воинскими захоронениями идеей благоустройства этого кладбища не заинтересовался, так как германские воины на нем похоронены не были. В книге главного германского авторитета по воинским захоронениям Первой мировой войны в Восточной Пруссии Макса Денена утверждалось, что здесь было погребено двадцать пять русских воинов, погибших в первые дни войны где-то на границе. Уже в 2013 году я усомнился в точности сведений, приведенных в книге этого авторитета:

«Достоверных сведений о личностях 25-ти русских воинах нет. В исследовании Макса Денена указывалось, что они погибли в первых числах августа 1914 года. Но это делает практически невероятным захоронение их в 30 километрах от границы. Более вероятно, что лежащие на этом кладбище русские погибли в Гумбинен-Гольдапском сражении или умерли сразу после него от ран. Во время этого сражения именно в Каттенау находился штаб 20-го армейского корпуса. Вероятно нахождение тогда же в этом посёлке различных штабных и тыловых подразделений, в том числе и госпиталя».[2]

Время удивительным образом подтвердило мои предположения. Приближающаяся дата 100-летия начала Первой мировой войны сподвигла некоторые организации заняться благоустройством сохранившихся воинских захоронений. В том же 2013 году ко мне обратилась Оксана Ленда, специалист отдела по связям с общественностью холдинга «Технополис GS», с просьбой показать разоренные воинские захоронения Первой мировой войны в Нестеровском районе с целью выбора пяти из них для благоустройства. Я провез её по всему району, и пять объектов были выбраны, в том числе и кладбище в Фурмановке. Холдинг долго и мучительно согласовывал проекты благоустройства этих захоронений с чиновниками.

Районная администрация отказывалась согласовывать проекты и выдавать какие-либо разрешения, сваливая проблему на Илюшинское и Пригородное сельские поселения. Те, в свою очередь, сомневались и посылали благодетелей в районную администрацию. После долгой нервотрёпки проекты благоустройства были согласованы и теми, и другими. Тем временем холдинг плодотворно работал в Гусевском и Озерском районах, выполняя свой план по благоустройству десяти захоронений. Когда администрация Нестеровского района смилостивилась и выдала разрешения, холдингу осталось благоустроить четыре из десяти запланированных. А тут подоспели события на Украине. Санкции и нарастание финансовых трудностей вынудили холдинг отложить работы по благоустройству в «долгий ящик». Однако, воинское захоронение в Фурмановке «GS» смог сделать согласно первоначального проекта.

К кладбищу была проложена гравийная дорожка с бордюром из бетонных блоков. На самом кладбище была устроена площадка 2Х5 м, засыпанная гравием. Установлен православный восьмиконечный крест из белого мрамора. Установлена гранитная плита с информационной надписью. Через кювет был перекинут металлический мостик с перилами, чтобы от автомобильной дороги можно было легко и удобно добраться до начала дорожки, ведущей к кладбищу. Волонтеры холдинга прошлись с грабельками по территории, а потом засеяли её травкой. При этом грабли зацепили обломки крестов, которые валялись когда-то на поверхности земли, но в течение нескольких лет заросли. Обломки стало возможным сложить, а надписи на них – частично прочитать. Что же открылось? На одном их крестов было написано по-немецки, что здесь покоится 30 русских воинов. На двух читались фамилии погребенных офицеров. Ещё на одном – первые четыре буквы фамилии: «Лапи… 5 ба[тарея]».

Кроме того, волонтерам попались совершенно феноменальные находки: две таблички из оцинкованной стали, на которых каким-то писарем были выбиты данные двух похороненных офицеров. Таблички были прибиты к деревянных крестам, установленным первоначально на их могилах. Поставив кресты из армированного бетона, немцы просто бросили ненужные уже металлические таблички у их оснований. Те и пролежали так почти сто лет. Тексты надписей на табличках можно привести:

«Сдесь погребено тѣло Капитана 15й роты. 114 п. Новоторжского полка М.Д. Арановъ….. въ бою за Родину убитъ 6-го августа 1914 го. у деревни Варупененъ»

(капитан Аранов Михаил Дмитриевич действительно служил в 114-м Новоторжском полку 29-й пехотной дивизии)

«Здесь погребен подпоручик 5-й батареи 28-й артиллерийской бригады Петр Лаврентьевич Волоховский, погибший за Родину 7 августа 1914 года в бою у деревни Варакупенен».

Таблички были переданы в гусевский исторический музей. Их текст полностью подтвердил мои предположения. Макс Денен в своей книге ошибся с временем и местом гибели похороненных в Каттенау русских воинов. Ошибка весьма глупая для специалиста: старый стиль принят за новый, а 6-7 августа по новому стилю бои, действительно, могли идти только у границы, где-нибудь у Эйдкунена. А вот 6-7 августа по старому стилю (по новому стилю это 19-20 августа) 28-я и 29-я пехотные дивизии 20-го армейского корпуса приняли участие в Гумбинен-Гольдапском сражении. Позднее я выяснил, что и число погребенных в германских источниках указано неверно. Всего в Фурмановке (Каттенау) было похоронено не менее 37 русских воинов.

Найденные сведения о двух русских офицерах вдохновили холдинг «Технополис GS» на изготовление двух гранитных именных крестов, которые были установлены на могилах 3 ноября 2017 года. Я по просьбе руководителя волонтерского движения холдинга Валерия Гусарова их освятил. Но к этому времени у меня уже был полный список воинов Русской императорской армии, погребенных на этом кладбище.

В августе 2017 года пришлось немного пообщаться с Александром Ржавиным из Латвии. Тот сообщил о выписке, полученной в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга, содержащей сведения о 28-ми погребенных в Каттенау (Фурмановке), в том числе и офицерах Аранове и Волоховском. Выписка была из метрической книги церкви 114-го пехотного Новоторжского полка, сохранившейся в этом архиве. По версии Ржавина, полковой священник с началом войны прекращал делать записи в метрической книге, но священник 114-го полка по какой-то причине некоторое время продолжал всё записывать. Другие же священники прекратили вести записи.

Я позволил себе не поверить и стал работать с архивом лично. За скромную плату мне удалось заполучить копии страниц метрических книг полков, действовавших в 1914-1915 годах на территории Восточной Пруссии. Оказалось, что полковые священники добросовестно отпевали и хоронили погибших, а затем заносили в метрические книги их воинские звания, фамилии, имена и отчества, возраст, домашний адрес, даты смерти и отпевания а также место погребения. Конечно, сохранились не все метрические книги. Но то, что удалось найти, превосходило все ожидания. Передо мною были данные о сотнях погибших российских офицерах и нижних чинов с точными местами их погребения. Число известных русских воинов, покоящихся в Фурмановске, возросло до 37-ми.   

Эти данные я смог прочитать (учтём отнюдь не печатные буквы и дореволюционную орфографию) и затем передал Валерию Гусарову, возглавляющему волонтерское движение холдинга «Технополис GS». Холдинг напряг свои финансовые возможности и в течение года с небольшим изготовил ещё одну гранитную плиту, на которой высечены имена этих 35-ти русских воинов. Она и была установлена в Фурмановке к 11 ноября сего года. В сообщениях о событии, опубликованных в социальных сетях, вся эта архивная работа приписана неким «участникам волонтерского движения» «Технополиса GS». Так же «Технополис GS» объявил, что с установкой в Фурмановке мемориальной плиты с именами 35 воинов стартовала федеральная акция «Тысячи имен», призванная параллельно с благоустройством воинских захоронений устанавливать биографии погребенных на них воинов, искать их потомков. Народ в этой фирме ещё тот… Всё им было предоставлено в готовом и максимально разжеванном виде. Но приходится не обижаться, так как кроме этого холдинга интереса к восстановлению воинских захоронений на территории Нестеровского района не проявляет ни одна крупная фирма или организация. У местной же администрации традиционно нет ни средств, ни интереса на увековечение памяти погибших при защите Отечества. В любом случае, воинское захоронение в Фурмановке «Технополис GS» благоустроил, за что достоин благодарности.

Удивило присутствие на мероприятии одного товарища, откровенно вредящего процессу увековечения памяти погибших при защите Отечества. Прямого отношения к установке данной плиты он не имел, но, тем не менее, «засветился» в числе первых лиц акции.

Посмотрим, во что выльется процесс реализации федеральной акции «Тысячи имен». Будут ли эти тысячи действительно увековечены, или гора в очередной раз родит мышь? Я могу прямо сейчас предоставить сведения о 154-х воинах 100-го пехотного полка, погребенных на мемориале Маттишкемен. Или, например, сведения о 122-ти воинах 99-го пехотного полка и 14-ти воинах 98-го пехотного полка, погребенных на мемориале Дальнее (Амстхаген, Вердельн). Или, например, полные сведения о 5-ти русских офицерах и одном нижнем чине, погребенных на кладбище поселка Ионасталь. Или, например, полные сведения о 24-х офицерах и нижних чинах, погребенных на кладбище поселка Йокен. Продолжать можно долго. Но, каков будет практический результат? Воинское захоронение Ионасталь будет, наконец, поставлено на учёт? На кладбище посёлка Йокен перестанут выращивать рапс? На мемориалах Маттишкемен и Амстхаген появятся плиты с именами погребенных там защитников Отечества? Или всё останется на уровне шоу-кампании «Тысячи имен»?

Великому русскому полководцу Александру Суворову принадлежат слова: «Война не окончена, пока не похоронен последний солдат». Так вот, 100-летие окончания Первой мировой войны калининградцы отметили со всем прогрессивным человечеством. А вот воинские захоронения павших на этой войне русских воинов в порядок не привели. Большая часть из них не стоит на учёте ни в Министерстве обороны, ни в Службе государственной охраны памятников истории и культуры. Разорённые, разрытые, распаханные, они продолжают оскверняться. Так что война для нас продолжается, несмотря на то, что кто-то там в Париже отметил уже 100-летие её окончания. Правда война эта идёт уже не с германцами…

P.S. Изучение добытых мною в архиве страниц метрических книг полковых церквей позволяет уже сейчас сделать интересные выводы:

1.Германские источники, в том числе книга Макса Денена о воинских захоронениях Первой мировой войны в Восточной Пруссии, грешат ошибками и неточностями в отношении численности погребенных на конкретных кладбищах русских воинов. Так, по германским данным, на мемориале Дальнее (Амтсхаген) были погребены всего лишь 48 русских воинов. По данным метрических книг там погребены не менее 136-ти русских воинов (122 из состава 99-го пехотного полка и 12 из состава 98-го пехотного полка. Может быть и больше, так как в метрические книги полковых церквей заносились данные только по воинам-христианам. Так что к германским данным впредь придётся относиться критично.

2.Германские источники содержат ошибки и в датах погребения. Так, Макс Денен утверждал, что в Фурмановке (Каттенау) погребены воины, погибшие в первых числах августа в стычках на границе, но выяснилось, что это воинское захоронение погибших в Гумбинен-Гольдапском сражении 19-20 августа 1914 года. Германские источники утверждают, что в захоронении к востоку от Подгоровки и к северу от Дальнего похоронены 265 русских воинов, погибших в Гумбинен-Гольдапском сражении. Сохранившиеся метрические книги всех четырех полков 25-й пехотной дивизии, сражавшихся на этом участке, напрочь опровергают эту версию. Это захоронение не имеет никакого отношения к Гумбинен-Гольдапскому сражению. Вероятнее, что здесь похоронили воинов, погибших при отходе русской армии в сентябре 1914 года. В целом метрические книги позволяют получить недостающие сведения о боевых действиях в Восточной Пруссии вплоть до февраля 1915 года по схеме: дата и место боя конкретного полка, а также приблизительные потери.  

3.Содержание метрических книг опровергает миф об исключительной роли города Гусева (бывшего Гумбинена) в событиях Первой мировой войны в целом и Гумбинен-Гольдапского сражения в частности. Если количество учтенных в метрических книгах погребенных русских воинов на территории Нестеровского района насчитывает сотни имен, на территории Озерского и Краснознаменского городских округов – десятки имен, то в захоронениях Гусевского городского округа известных имен оказывается единицы. В то же время активность вышеперечисленных муниципалитетов в мероприятиях памяти Первой мировой войны прямо противоположна этим цифрам. Факт сей требует своего осмысления.    

  

протоиерей Георгий Бирюков


[1] http://exclav.ru/stati/voinskoe-zahoronenie-furmanovka-kattenau--poruchenie-prezidenta-vyipolneno.html

[2] «По следам Первой мировой войны. Захоронения воинов Русской Императорской армии в Нестеровском районе». Калининград.: ООО «Абрис-Торг», 2013. с.31

Last modified on Вторник, 20 ноября 2018 19:58

Admin

Email Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Авторское право

  Данный сайт не предназначен для просмотра лицам младше 12 лет.

Любое использование материалов exclav.ru разрешено только с предварительного согласия редакции ресурса.

© 2008-2020 «Эксклав.ru».

О проекте

Региональный новостной интернет-портал Эксклав.ru существует с 2008 года. Разрабатывается для донесения достоверной информации и новостей для жителей Калининграда и области. На портале также существуют авторские рубрики на общественно-политическую тематику.

Контактная информация

Телефон: 8 (401) 299-40-70

Эл.почта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Отдел новостей: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Вконтакте

Facebook

 

Подписка

Подпишитесь на рассылку
Top
Яндекс.Метрика
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…